23:56 

И прочие волшебные вещи" (аудиоверсия)

Nefritica
Терапевт - это 1024 гигапевта или 1048576 мегапевтов
Чудесный подарок от profileТамаэ aka Валькирия_



Аканиши
Джин
Каменаши
Казуя
Уэда
Татсуя
Тагучи
Джунноске
Накамару
Юичи
Танака
Коки

Название: И прочие волшебные вещи
Автор: Nefritica
Беты: Дила, ~Bohemienne~
Фандом: KAT-TUN
Размер: миди (7334 слова)
Пейринг/Персонажи: Аканиши Джин / Каменаши Казуя (Каме), Джунноске Тагучи (Джунно), Танака Коки, Уэда Татсуя (Тат-чан, Уэпи), Накамару Юичи (Мару), упоминаются Тегоши Юя, Ямашита Томохиса, ОЖП, ОМП.
Категория: слэш
Жанр: АУ, фэнтези, романс, ангст, юмор
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Не все зелёные феи одинаково феи, или размер имеет значение.
Примечания: 1. Упоминаются нефэндомные персонажи: Тегоши Юя — участник J-pop-группы NewS, Ямашита Томохиса — сольный певец агентства Johnny & Associates. Бывший участник J-pop-группы NewS (покинул группу в 2011 году).
2. В фике используется адаптированный вариант известного объявления из мультфильма «Трое из Простоквашино», созданного по произведению Э. Успенского «Дядя Фёдор, пёс и Кот».
3. Автор так доподлинно и не выяснил, существуют ли вообще феи-самцы.
4. Озвучка фика из текстовой выкладки WTF-2015
От автора: написано по заявке Greenday49
Автор иллюстрации: Greenday49

Аудиоверсия:
Чтение, обработка: profileТамаэ aka Валькирия_
Записано: 24.05.2014
Длительность: 01:01:25
Мнение автора: автор мурчит от удовольствия
Disclaimer: не претендую, не извлекаю, мой только голос.






«Пропал мальчик. Зовут Казуя. Глаза карие. Волосы тёмные, густые, длинные. Рост метр семьдесят один. Родители его ищут. Посольство Королевства эльфов будет благодарно за любую информацию о его местонахождении! Нашедшего ждёт премия — волшебная самодвижущаяся телега».
— Это что ж за мальчик такой, что за него телеги самодвижущиеся дают? — присвистнул Джин, разглядывая объявление, висящее на двери постоялого двора, где он и его спутник вознамерились переночевать.
Из капюшона дорожного плаща Джина высунулась любопытная мордаха, внимательно прочитала объявление и, что-то пискнув на ухо хозяину плаща, быстро юркнула обратно.
— Ладно-ладно, не собираюсь я никого искать, это ж я так, помечтать только, — сказал Джин, но, судя по голосу, был несколько разочарован, что приходится отказываться от такого заманчивого предложения. Ведь волшебная самодвижущаяся телега не у всякого короля имеется. Э-э-х…

***

Началось всё это в такие мохнатые времена, что они уже и сами не помнили, с чего вдруг решили путешествовать вместе. Впрочем, ничего необычного в этой парочке не было. Волшебник и эльф — явление настолько распространённое, что никому бы в голову не пришло удивляться. Другое дело, что сами по себе эти два персонажа представляли довольно занятное зрелище.
Джин, невероятно талантливый и сильный волшебник, обладал единственным, но столь существенным недостатком, что это полностью перечеркнуло всю его возможную блестящую карьеру. Парень был потрясающе невнимателен. Волшебную академию он закончил просто каким-то чудом. Но в дипломе у него стояла сияющая всеми цветами радуги надпись «Без права ведения собственной практики». А это значило, что, кроме безопасных рыночных фокусов да несложной бытовой магии, ему больше ничем не разрешалось заниматься.
Вот так, чтоб не протянуть ноги с голоду, Джин и путешествовал из города в город вслед за проводимыми там ярмарками или в сёлах помогал жителям то вещи тяжёлые передвинуть, то здания подновить, то ещё что.
Каме же — а именно так звали эльфа — зарабатывал себе на жизнь кулачными боями. Э… нет, не простыми боями, а настоящими эльфийскими боями без правил. Разумеется, запрещёнными и проводимыми нелегально.
Так они и познакомились на одной из летних ярмарок. Джин не мог отвести глаз от невероятно красивого эльфа с зелёными крылышками, который, изящно порхая, умудрился уложить уже как минимум троих соперников и теперь ожидал своего следующего боя. Ставки росли, азарт игроков тоже. Джин, войдя в раж, поставил все свои с трудом заработанные деньги на эльфёнка, но в результате измотанный предыдущими схватками Каме пропустил удар ещё не уставшего и полного сил оппонента, и Джин остался ни с чем. Впрочем, это его не сильно огорчило, слишком уж он был жизнерадостным. А вот то, что Каме всё не приходил в себя, — встревожило не на шутку. Так что Джин просто подобрал бесчувственного эльфа, а потом долго выхаживал его, лечил. Так они и подружились.
Каме был размером с джинову ладонь — вполне типичный маленький милый эльф с острыми ушками и длинными чёрными волосами, забранными в высокий хвост. Обладал игривым, но вредным и взрывным характером, но в то же время был невероятно ответственным. С тех пор как они вместе стали путешествовать, дела резко пошли в гору, потому что Каме полностью контролировал исполнение Джином магических заклинаний. Сбоев сразу стало меньше, качество работы выросло, и, соответственно, платили им теперь чаще, больше и охотнее.

***

«…Посольство Королевства эльфов будет благодарно за любую информацию о его местонахождении! Нашедшего ждёт премия — волшебная самодвижущаяся телега».
— Да как они задрали уже этими телегами! — Каме подлетел и сорвал очередное объявление о пропавшем незнакомце.
— А кто хоть этот Казуя?
— Принц, — вздохнул Каме, — наследный. Сбежал, можно сказать, из-под венца. Вот и ищут теперь. Сначала горшочек с золотом предлагали, потом желания заветные исполнить, теперь вот телега эта. Да что-то никто его найти никак не хочет.
— Ого, а ты его видел?
— Ну… да, мельком.
— Так, может, найдём его, а? Уж больно телегу хочется, — Джин умоляюще сложил бровки домиком. Но Каме почему-то рассердился.
— Значит, вот так, из-за какой-то идиотской телеги ты готов сломать чью-то жизнь?!
— Ну почему сразу сломать-то? — не понял Джин, но Каме стрелой взмыл в небо и исчез. — Чёрт, обиделся.
Джину не оставалось ничего другого, как вернуться в их комнату и ждать, когда Каме отойдёт. Быть может, тогда он получит какие-нибудь объяснения. Всё-таки жутко интересно же — вся эта история про сбежавшего из-под венца принца эльфов.

То ли эльф на самом деле не знал, то ли просто не хотел делиться главной эльфийской тайной, но каждый раз, как Джин пытался эту тему поднять, Каме очень умело увиливал от ответа. И Джин, чтоб отомстить за такое гадство (а это было именно оно, Джин даже не сомневался, потому что эльф был прекрасно осведомлён, насколько мучительно для него неудовлетворённое любопытство!), лихо цеплял какую-нибудь девчонку и уходил в загул. Каме это бесило. И Джин об этом знал.

«Пропал мальчик. Зовут Казуя. Глаза карие. Волосы тёмные, густые, длинные. Рост метр семьдесят один…»
— Метр семьдесят два, между прочим! — едва слышно пробубнил Каме, изничтожая очередной листок с объявлением.
Последнее время эти листовки преследовали их в каждом поселении, куда бы они ни пришли. Почему-то они сильно раздражали Каме, и он методично растерзывал и истреблял эти злосчастные бумажки.
— Слушай, я вот чего спросить-то всё хотел. А почему ваше посольство пишет так по-дурацки? Ну, в смысле, почему не написать, что пропал наследный принц, а то несут какую-то ерунду про мальчика.
— Ну ты сам подумай, это ж скандал — упустили собственного принца! Да и опасности подвергать не хотят, мало ли людей странных по свету бродит, ещё похитят или чего хуже придумают.
— Так, может, его и похитили?! — распахнул глаза во внезапном озарении Джин.
— Нет, — уверенно сказал Каме.
— Почему ты так думаешь?
— Потому что я это точно знаю.
— Но поч…
— По-то-му-что! — отрезал Каме, иначе этот бессмысленный диалог никогда бы не закончился.
Джин решил смириться, в конце концов, Каме — эльф, кому как не ему знать подробности про наследного принца своего маленького, но гордого народца. Но смирился он всё же не до конца.
— Ну хорошо, тогда объясни мне, почему этот ваш мальчик такого огромного роста? Он что, другой породы?
— Джин, ты в своей академии хоть какие-то лекции посещал, кроме прикладной магии и зельетворения?
Джин покраснел и буркнул что-то невнятное себе под нос.
— Оно и видно, — преувеличенно тяжко вздохнул Каме, — иначе бы ты знал, чем отличается эльфийская правящая аристократия от своих подданных. Боги, Джин, ну как можно быть таким невежественным! Даже обычные люди в курсе этого!
— Значит, короли у вас длинные, да? — эта новость почему-то привела Джина в буйный восторг.
— Балда! Длинный — это когда лежит, а когда стоит — это высокий! — очень авторитетно выдал Каме, а потом почему-то смутился. Что-то в этой фразе получилось не так.
— Э-э-э?
Ну да, так и есть.

***

Когда Джин вошёл в их с Каме комнату, он сразу понял, что здесь происходит то, что, скорее всего, ему не сильно понравится. Просто Каме слишком возбуждённо носился по комнате бешеной мухой, а такое с ним бывало… эээ… никогда.
— Джи-и-ин! — едва завидев его, заверещал эльф и так резко ринулся в сторону волшебника, что почти впечатался тому в нос. — Я буду с ним драться!
Джин проворно поймал эльфа и усадил на свою ладонь.
— Так, а теперь, пожалуйста, внятно расскажи мне, кого ты решил побить?
— Уэду! — Каме выглядел невероятно довольным. Лицо сияло чуть ли не ярче солнца. Вот только повод для радости был крайне сомнительный. Уэда и был тем самым эльфом, который нехило отделал Каме в тот день, когда они познакомились.
— Кажется, кто-то забыл, что, когда он последний раз дрался с Уэдой, его едва откачали.
— Ты преувеличиваешь! Всё было совсем не так! — яростно возразил эльф, вскакивая на ноги. Уж он-то знал это наверняка, вот только ни за что не признался бы в том, что тогда специально подольше изображал больного, потому что ему безумно понравился этот забавный волшебник и его трогательная забота.
— А ещё кто-то забыл, что тот, кто его откачивал, был я.
— Джин, я тебе обещаю, что ничего такого в этот раз не будет. Всё будет по-честному! Да пойми ты, мне самому интересно, смогу я его всё-таки побороть или нет.
— И всё же я против того, чтобы ты опять с ним дрался! — Джин и сам не мог понять, почему его так бесит этот эльф. Потому что дерётся объективно лучше Каме и может его снова покалечить? Или, может, потому что слишком красив даже для эльфа? И Каме — его Каме — может вдруг разглядеть этот факт и… И что? Уйдёт к этому Уэде? Боги, что за бред лезет в его голову! Иногда мысли Джина пугали его до полусмерти. Это ж надо такое придумать! Он и эльф… Бред, бред, бред. Надо просто срочно найти себе симпатичную девчонку, и всё пройдёт. Да, определённо.
— Я принял решение и менять его не собираюсь, — Каме гордо вздёрнул нос и развернулся, демонстрируя Джину свой непоколебимый профиль, чтобы тот осознал наконец всю глубину своей неправоты. — И вообще, я ж тебе ничего не говорю, когда ты по своим девкам бегаешь! Ты отдыхаешь так, а я иначе!
Джин надулся и принялся нарочно тщательно ковыряться в своей дорожной сумке, имитируя поиски какой-то архинеобходимой ему в данный момент вещи. Не говорит он, конечно. А то он не видит, как именно Каме смотрит на него, когда Джин возвращается от очередной пассии. И вообще ведёт себя иногда хуже ревнивой жены. Хотя… Мысль о том, что, будь они с Каме одного роста, Джин бы ни на одну девку не посмотрел, нет-нет да и проявлялась у него в голове. Потому что даже при такой разнице Джин был совершенно очарован эльфом, но... Кто ж виноват, что габариты у них такие… негабаритные!
— Постой, ты что, ревнуешь? — хохотнул Каме. — Не надо, Уэда не в моём вкусе.
Джин резко развернулся и сверкнул глазами:
— Мечтай, козявка!
Но Каме даже не подумал обижаться, а принялся наматывать круги вокруг Джина, дразня и всячески издеваясь.
В общем-то, Джин и так понимал, что бой с Уэдой состоится, хочет он того или нет.

Вечером накануне боя Каме познакомил Джина с Уэдой и Джунно, достаточно колоритной парочкой эльфов. Причём выяснилось, что Уэда — это фамилия, и будьте любезны называть его только так и с должным почтением. А имя предназначено для Джунно и только Джунно, ну и ещё принца, так что смиритесь, смертные!
«Тьфу ты, тоже мне, фея», — в сердцах плюнул Джин, но, в сущности, ему было всё равно, как называть этого крылатого монстра, потому что никакой любви, а уж тем более уважения он к нему не испытывал.
Вот Джунно оказался гораздо симпатичнее! Он был дружелюбен, весел и, кажется, одинаково расположен и к Каме, и к Уэде. А ещё в его лице Джин нашёл союзника по отговариванию обоих от этой дурацкой затеи. Но куда там! Видимо, им попались двое самых упёртых созданий во всём мире. Между тем Каме, Уэда и организатор боёв обговаривали условия предстоящего поединка. Разговор проходил, понятное дело, подпольно, в каком-то сомнительном заведении, полном сомнительных же личностей. Джин чувствовал себя здесь очень неуютно, но эльфам, похоже, было не привыкать.
Итак, договорились о следующем: оба бойца сойдутся в равных условиях после одинакового количества боёв, по три боя на каждого с равновесными противниками. Всего будет три раунда по пять минут, если никто из них не завершит бой заранее. Победитель получает солидный выигрыш и титул чемпиона летних игр, потому что это будет последний матч сезона.
Джин сидел всё это время, подперев голову рукой, и от нечего делать разглядывал зал: народ пил и ел, в углу музыкант тренькал на каком-то непонятном инструменте, а ещё в помещении ощутимо воняло и было очень шумно. Неожиданно взгляд Джина остановился на хорошенькой девушке, подававшей еду за соседний столик. Девица его заметила и не преминула улыбнуться. Что-то в ней было такое неуловимо похожее на… Каме? Хм, это интересно. Джин шепнул Джунно: «Я сейчас», — и выскользнул из-за стола. Тревожный взгляд Каме, которым тот проводил его, он не заметил...

Ночью, когда Джин вернулся, Каме решил его проигнорировать. Он только плотнее завернулся в одеяло в своей уютной корзинке, стоявшей на столе у кровати Джина, и притворился спящим. На душе у него было очень противно. Завтра важный бой, а Джин бросил его в той таверне и смылся с какой-то б… барышней нетяжелого поведения. Каме был возмущён и обижен. И ещё он ревновал. Опять.
Утром легче не стало. Спал эльф плохо, дёргался и метался по постели. Джин даже несколько раз просыпался и поправлял ему одеяло. Невыспавшийся и злой, Каме представлял собой потенциальную опасность для всех, оказавшихся в радиусе метра, поэтому Джин предпочёл затихариться и не напоминать о себе без надобности.
— Как прошло свидание? — ядовито поинтересоваться Каме во время завтрака, который проходил в гробовом молчании.
— Хорошо, — улыбнулся Джин. — Девочка что надо.
— Ятакзатебярад! — сквозь зубы процедил эльф и хрястнул своей маленькой ложечкой по столу. Звук получился забавный, и Джин рассмеялся:
— Эй, ты чего, ревнуешь?
— Мечтай, дылда!
— Да перестань! Я принадлежу только тебе, ну, по крайней мере душой.
Каме окрысился, но всё же настроение у него немного поднялось. Они благополучно доели завтрак и принялись готовиться к вечернему событию.

Помещение, где проходили бои, большим отнюдь не было — обычный амбар на краю города, в котором наспех оборудовали ринг и подобие трибун, — но народу в него набилось чуть ли не по самую крышу. Пусть это и было нелегальным видом «спорта», но людей данный факт не пугал: дерущиеся эльфы производили на них неизгладимое впечатление. А раз есть спрос, то есть и предложение. В итоге появилась своего рода лига Эльфийских боёв без правил, управляли которой, разумеется, люди, но эльфов это не сильно беспокоило. Они тоже с этого что-то да имели. Например, славу и деньги.
Всё шло согласно плану. Уэда и Каме поочерёдно выходили на свои поединки. Джин и Джунно спокойно потягивали пиво неподалёку от ринга как почётные гости, болтали о том о сём и не особо беспокоились за своих друзей, потому что были уверены в их силах. Но момент, которого они оба так боялись, неотвратимо приближался.
— Ну что, вы готовы к главному бою? — завопил ведущий. — Не слы-ышу-у. Вы готовы?
По залу пронёсся ликующий гул.
— Тогда встречайте: чемпион прошлого года Повелитель фей и многократный победитель наших турниров Неустрашимая черепаха!
И вот уже противники в прямом смысле закружили по рингу. Крылья трепетали так сильно, что их движения слились в единое зелёно-розовое цветовое пятно. Наконец прозвучал гонг, и эльфы набросились друг на друга. Возгласы, издаваемые борцами, конечно, заглушались общим рёвом толпы, собравшейся поглазеть на диковинное зрелище, но Джину казалось, что он слышит только крики и стоны боли Каме, что коварный Уэда обязательно нарушит правила и… Хотя какие там правила?! Их здесь нет, ну или почти нет: нельзя кусаться, рвать крылья, ноздри, рот и уши; бить друг друга в пах, в горло, по затылку; нельзя выдавливать глаза… И всё! Джин вцепился в ограждение мёртвой хваткой и старался не дышать, но тут его обдало сильным порывом ветра: Джунно вдруг заметался рядом, нервно заламывая руки, ещё немного — и его фиолетовые крылышки вполне смогли бы нагнать ураган.
— Я не пойму, ты за кого болеешь-то?
— Эээ… за обоих, — как-то не слишком уверенно ответил Джунно, заслужив удивлённый взгляд волшебника, и взвыл — именно в этот момент Каме удалось совершить болевое удержание, а гонг оповестил об окончании первого раунда. 1:0 в пользу Каме.
Эльфы разлетелись по своим углам на краткий отдых. Уэда сверкал глазами, гордо хлюпал разбитым носом и всем своим видом показывал, что будет мстить.
Гонг. И снова цветной ураган завертелся по рингу. Эльфы мутузили друг друга так, будто были лютыми врагами. Они пинались ногами, колотили руками, пытались сдуть один другого крыльями с ринга. Но в этот раз Уэда оказался проворнее и отправил Каме в нокаут. Второй раунд остался за ним. 1:1.
Каме выглядел плачевно: губа разбита, из носа идёт кровь, под глазом наливается огромный синяк.
— Дежавю, — протянул Джин с досадой, — вот же ж упёртый эльф. Долбанутая черепаха! Сейчас он из тебя суп сделает!
Джунно немного подуспокоился, и его состояние выдавало только периодическое подрагивание крылышек да неровное дыхание.
— Чуть-чуть осталось, потерпи, — неизвестно кому — себе или Джину — прошептал эльф и резко дёрнулся при звуке гонга, оповещавшем о начале последнего, решающего раунда.
На этот раз скорости не было. Противники устали, это было сильно заметно, они вяло гоняли друг друга по рингу обманными приёмами, не спеша переходить в наступление. Тянули время. Толпа недовольно загудела: ей требовались зрелища, мордобой и кровь-кишки, а не эльфийские танцы на ринге. И будто по негласной команде Каме и Уэда одновременно сцепились друг с другом в мёртвой хватке.
«Боги, он же его сейчас задушит!» — Джин в ужасе смотрел на вздувшиеся вены на руках Уэды. Он был уверен, что, пережив нокаут, Каме не выстоит, но тот, сцепив зубы и рыча, не сдавался. Упираясь ногами и крыльями помогая себе удерживать равновесие, оба эльфа так и оставались в обоюдном захвате, будто сросшись в единый организм.
Джин всхлипнул и закрыл глаза, мысленно умоляя всех богов, чтоб скорее прозвучал…
Гонг!
— Время! — звучно объявил ведущий. — Ничья по истечении времени! Абсолютная победа в сегодняшних боях присуждается Повелителю фей и Неустрашимой Черепахе!
Зрители взорвались восторженными аплодисментами. Хотя кое-кто был и разочарован исходом, всё же ставки делались немаленькие, а ничья была достаточной редкостью в таких боях.
Уэда отпустил Каме, и тот неожиданно как подкошенный рухнул на пол. Уэда не успел среагировать, а только устало опустился рядом и стал ждать: сквозь беснующуюся толпу к ним уже пробирались оба их друга.

— Сдавайся, принц.
— С чего бы?
— Ты устал, я же вижу. Тебе меня не одолеть. Сдавайся, говорю.
— Ну нет, моя прекрасная фея, я ещё не наигрался…
Последнее, что услышал Казуя, было тихое: «Ладно, принц, гуляй. Я не намерен облегчать Мару жизнь, пусть помучается ещё немного, зануда». А потом его зрение расплылось, и он отключился.


Джин спешно врачевал побитого Каме, который хоть иногда и покряхтывал от боли, но стоически сносил все манипуляции «доктора». Дело шло быстро, благо Джин имел огромный опыт в лечебной магии, а природа эльфов позволяла им быстро восстанавливаться. Так что чуть позже все четверо весело праздновали дружескую ничью в самой дорогой таверне — победители проставлялись. Изрядно набравшиеся уже эльфы лихо отплясывали на столе на потеху публике.
Джин же каждый раз, как распахивалась входная дверь, оглядывался, ожидая свою вчерашнюю девушку, с которой уже успел уговориться о встрече. Наконец она появилась на пороге, и Джин, воспользовавшись тем, что Каме отвлёкся на своих друзей и вовсю с ними веселится, удрал на очередное свидание.

Вот уже неделя, как кончилась ярмарка, вот уже скоро месяц, как они торчали в этом городишке. И они ссорились каждый день: Джин постоянно зависал со своей подружкой, а Каме приходилось болтаться в одиночестве, потому что его друзья давно уехали. Эльф не понимал, что происходит: что творится с его Джином, почему они до сих пор ещё здесь?
— Ты опять к этой? — Каме поймал Джина во дворе их гостиницы.
— Да, опять! — резко ответил тот.
— Сколько это будет продолжаться? Мы когда-нибудь уедем отсюда или нет?
— Ну как ты не понимаешь? — Джин вдруг улыбнулся: — Я влюбился, Каме! Влюбился! Не хочу никуда уезжать. Давай останемся здесь! Наверно, я женюсь на ней.
Каме опешил от этой новости и едва смог заставить себя спросить:
— А что же делать мне?
— Ну, — Джин немного смутился: как выяснилось, Микао не любила эльфов и ни в какую не желала видеть Каме рядом. — Придумаем что-нибудь, в конце концов, построим тебе домик в лесу, а?
Не найдя что сказать на это дивное предложение, Каме только молча открывал и закрывал рот. Боль и обида душили его. Он сжал кулаки и резко взмыл вверх: ему просто необходимо было развеяться.
Джин же махнул рукой и поспешил к своей будущей невесте.

Осенний воздух слегка остудил Каме, и тот решил, что надо сначала увидеть всё своими глазами и только потом принимать решение.
Найти парочку не составило труда, они были на речке и мило ворковали. Джин улыбался и постоянно касался этой Микао, то поправляя прядку, то будто бы стряхивая пылинку… Его лицо и глаза светились, он действительно был влюблён, да и девушка, кажется, тоже. Когда Джин поцеловал её, что-то внутри Каме оборвалось, и, резко развернувшись, он полетел к дому.

***

— Ну что ж, по-моему, самое время забирать нашего блудного принца, — Накамару поднялся из их укрытия, брезгливо отряхнулся от пыли и выжидающе оглянулся на Уэду и Джунно.
— Почему? — искренне удивился Джунно. Он совершенно не разделял мнение камердинера, искренне полагая, что принц сам должен решить, когда возвращаться. Уэда молчал, но был полностью солидарен с Джунно в этом вопросе.
— Его сердце разбито, он разочарован, так что ничто не помешает ему теперь наконец-то заняться своими обязанностями. Пойдёмте, не будем терять время, и уберите этот ваш маскарад, стыдуха, ей богу.
Джунно и Уэда обречённо вздохнули и, приняв свои настоящие формы, двинулись вслед за Накамару к гостинице, где всё это время проживал их наследный принц Каменаши Казуя.

Он тысячи раз прокручивал в голове этот момент, понимая, что рано или поздно за ним всё-таки придут. Он придумал много очень эффектных и красивых фраз — целую речь! — чтоб объяснить своё нелепое с точки зрения традиций поведение. Но сейчас Каме смотрел из окна на троих мужчин, которые подходили к гостинице, и понимал, что никакой речи не будет. Незачем.
Каме пережил множество девушек Джина, и все они были просто увлечениями. Но такого никогда ещё не было. Ни на одну из них Джин не смотрел так! Только на… но Каме упрямо помотал головой, отгоняя прочь ненужную сейчас мысль. Увидев Джина с Микао, Каме понял, что в этот раз всё будет по-другому. А значит, то, что удерживало его здесь, больше не имело смысла.
Всего лишь миг — и эльфёнок Каме исчез, а с подоконника встал молодой мужчина. С высоты 172 сантиметров мир казался совсем другим, Казуя так отвык от этого… От всего этого отвык.

Татсуя и Джунно как-то виновато переминались с ноги на ногу за спиной хмурого Накамару. Впрочем, Казуя их ни в чём не винил, ребята и в самом деле были здесь ни при чём. Просто Казуе вдруг надоела любимая игра. Так ведь иногда случается. Накамару деловито расхаживал по комнате, пытаясь определить, требуется ли паковать багаж принца, а заодно читал пространную лекцию о дозволенных и недозволенных поступках, превратностях судьбы и некоторых несносных особах.
Так и не дождавшись ответной реакции, Накамару резко замолчал и с укоризной посмотрел на Казую. Но тот по-прежнему неподвижно стоял посреди комнаты.
— Ваше высочество?
Казуя вздрогнул и растерянно перевёл на него взгляд.
— Ты прав, как всегда. Мне действительно уже давно пора домой.
Затем он решительно положил в сумку Джина достаточно объёмный кошелёк, заставив Накамару скривиться:
— Не слишком ли щедрый подарок? Он же не умеет обращаться с деньгами.
— Это мой подарок ему на свадьбу… — прошептал Казуя. — Не хочу, чтоб они голодали или в чём-то нуждались, — он помедлил немного и продолжил: — Пора.
И четверо мужчин покинули постоялый двор.

***

После ссоры с Каме Джин не появлялся в гостинице три дня — он и сам не заметил, как они пролетели. Но, пробыв с Микао столько времени вместе, желание жениться он как-то подрастерял. Девочка была очень хороша собой и безумно напоминала ему Каме, но вот стоило ей открыть рот, и Джин чуть не взвыл.
К чему ему копия, если у него есть оригинал? Ну да, с сексом определённо неувязка, но, наверно, существует какой-нибудь выход. Надо просто поискать решение, например, пойти в столицу к магам и спросить у них о каком-нибудь вырастательном или уменьшительном заклинании, такое наверняка должно быть! Точнее, они существуют, но действуют недолго и используются для неживых предметов, но вдруг что-то можно придумать и для людей?
С таким настроем Джин влетел в их с Каме комнату, но, к сожалению, эльфа там не обнаружилось.
— Каме? — на всякий случай позвал Джин, но нет, этого паршивца нигде не было. — Неужели он всё ещё дуется?
— Эй, ты, как там тебя, — не очень вежливо окликнул его хозяин двора, когда волшебник спустился в общий зал.
— Джин, — уныло подсказал тот, чувствуя, как в груди отчего-то гулко забарабанило сердце.
— Твой приятель просил передать тебе, чтобы ты его не ждал.
— Мой приятель? — Джин рванул к мужику и схватил его за жилетку. — Что произошло, почему?
— Да почём я знаю! Отцепись, придурок. Пришли за ним, и он…
— Как? Да кто пришёл-то? Эльфы?
— Эльфы? Да нет, кажется, обычные люди. Трое их было. И этот, как его...
— Каме? — снова подсказал Джин.
— Каме, — уверенно кивнул хозяин, — подошёл ко мне, расплатился за комнату до конца недели и просил передать, чтобы ты его не ждал.
У Джина отлегло: определённо, этот мужик что-то перепутал. Это были люди, а Каме — эльф. Маленький крылатый эльф. Ничего общего с человеком. Джин сказал спасибо и поспешил вернуться в комнату.
Лишь подойдя к кровати, он обнаружил то, чего раньше не заметил — сложенный белый листок достаточно дорогой бумаги. Он был скрыт его дорожной сумкой, валявшейся на кровати, поэтому не бросился сразу в глаза. Джин удивлённо взял бумагу в руки и развернул.
Записка была короткой и э-э-э… пафосной:

«Дорогой Джин,

прости, пожалуйста, что не дождался, но обстоятельства сложились так, что я вынужден покинуть тебя немедленно. К сожалению, вряд ли мы ещё встретимся. Спасибо за прекрасное время, проведённое вместе. Я никогда этого не забуду. Будь счастлив.
Всегда твой, Каме»


«Обстоятельства? Вынужден? Всегда твой? Что за бред! Каме никогда так не говорил!»
Но дальше — больше: в сумке его поджидал другой сюрприз в виде увесистого кошеля, обитого бордовым бархатом и с вышитым королевским вензелем, доверху наполненного золотыми монетами.
«Боги, да на это можно купить усадьбу с хозяйством! И ещё на одну останется! Откуда это? Что, чёрт возьми, происходит?!»
Выходит, Каме действительно ушёл? Вот так просто взял и оставил его одного? Бросил? Откупился деньгами, неведомо откуда взявшимися у нищего эльфа? Накатившая обида обожгла изнутри и вылилась наружу непрошеными слезами.

Джин не мог уехать, он всё ждал, что Каме вот-вот вернётся, но его не было. Джин никак не меньше тысячи раз заставил хозяина повторить слово в слово, что именно произошло в тот день, детально описать тех людей, что пришли к Каме. И самого Каме тоже. Всё совпадало, кроме одного — Каме был человеком, среднего, мать его, роста, и ничего похожего на крылья! Когда Джин сотворил иллюзию Каме, хозяин так и сказал, мол, да-да, это он, только без этой зелёной хрени за спиной.
— Кажется, он был очень расстроен и подавлен.
Но Джин продолжал на что-то надеяться, правда, всё чаще ему компанию стали составлять горячительные напитки и смутные личности, почуявшие лёгкие деньги.

***

— …А за стеной, за этой, что там хорошего-то? Ничего. Всегда говорил, что это плохая идея.
Накамару ворчал постоянно, Казуя к этому привык и давно не обращал внимания, потому что знал, что на самом деле камердинер любит его, беспокоится и переживает.
— Развели, понимаешь, любовь и маются потом. Не едят, стенают, льют слёзы. А ведь я предупреждал, но разве меня кто-то слушает?
— Мару, я всё понял, — обречённо пробормотал Казуя без особой надежды остановить этот поток сознания.
— Завтра на коронацию приедет посольство Виноградных эльфов. Они, конечно, того, сильно жахнутые и вечно под градусом, но всё же очень советую обратить внимание на его высочество князя Коки. Он хоть и не принцесса, но… — Накамару склонился к уху Казуи и заговорщицки прошептал: — Поговаривают, что у него там ого-го! Да ещё и зелёного цвета! Это ж ваш любимый!
Казуя хотел было возразить, что его любимый цвет красный, но Накамару для выразительности выпучил глаза и подвигал бровями, отчего кончик его длинного носа забавно задёргался, и Казуе пришлось деликатно закашляться.
— В общем, опять же по слухам, вещь у него просто волшебная!
На это наследный принц Королевства эльфов совершенно не по-королевски закатил глаза.

Казуя последний раз взглянул на себя в зеркало, разгладил несуществующие складки на парадной мантии и горько вздохнул. Позади осталась настоящая жизнь, полная увлекательных приключений, а впереди его ожидала жизнь дворцовая, церемониальная и безумно скучная. Что ж, пора было давно уже свыкнуться с этой мыслью, повзрослеть и перестать наконец притворяться тем, кем он на самом деле никогда не был. Пора прекратить играть роль бродяжки и стать собой — королём эльфов, навсегда позабыв про свою любовь. Глупую, нелепую, дурацкую, невыносимую… самую прекрасную на свете любовь.
Постояв ещё немного, Казуя всё же решился и вышел из комнаты навстречу своему безрадостному будущему.
В галерее Казуя задержался ненадолго у портрета родителей, которые в один прекрасный день вдруг наотрез отказались править, дескать, «мы устали, столько тысяч лет одно и то же. Ты молодой, вот и правь, а мы пошли в Страну Цветов встречать достойную старость».
Ага, старость, конечно же. Просто им всё прискучило. И тогда Казуя сбежал, потому что он не был готов стать королём. И жениться он совершенно на тот момент не собирался, хотя уже была договорённость с Островными эльфами о его браке с принцессой Юей. Но он же ещё ничего не успел повидать на этом свете! А там, за Радужной стеной, таилось столько всего интересного. Свадьба сорвалась (впрочем, девушка недолго расстраивалась и в скором времени удачно выскочила замуж за некоего Томохису, совет им да любовь), родители, само собой, были в гневе. И похоже, гнев не остыл до сих пор, потому что на коронацию они не соизволили приехать, прислали только открытку с поздравлениями. Хотя, может, просто боялись, что если они появятся, то Казуя опять сбежит.
Не сбежит. Он уже теперь никуда не сбежит. Не-за-чем.
— Ваше высочество, пора! — вернул его в реальность Накамару.
Казуя кивнул и вышел в народ.

Коронация была, как и ожидалось, нудной и напыщенной. Клятвы, речи, напутствия, венчание короной, торжественный приём с фейерверками и театрализованным представлением. Беседы с главами и послами иностранных государств. Скандалы, интриги, расследования и прочие прелести политической жизни. Всегда задорно торчащие, зелёные крылья Казуи теперь были чинно сложены за спиной и невидимы постороннему глазу. Потому что, видите ли, королям летать не пристало, короли либо ходят, либо парят.
А ещё нужно было думать о женитьбе. От этого Казуе хотелось выть в голос. Не мог он признаться даже себе, что единственное существо на свете, с которым он согласился бы вступить в брак не раздумывая, — это бестолковый Джин. Теперь уже потерянный навеки.

Князь Виноградных эльфов был неплох. Ничего особенного не предпринимая, он умудрился сразить наповал добрую половину подданных Казуи. Накамару не уставал превозносить его достоинства, и тем они становились грандиознее, чем меньше оставалось содержимого кувшинчика, подаренного Накамару его виноградным коллегой.
А Казуя, казалось, был где-то не здесь. Нет, свои обязанности короля он выполнял безупречно, даже слишком, даже в ущерб сну, своему и не только, но…
— Ты ведь думаешь о том же, о чём и я? — еле слышно спросил Уэда, покосившись на приятеля.
— Угу, спасать пора правителя нашего, иначе и сам загнётся, и нас тут всех загнёт, — Джунно, не спавший уже незнамо сколько времени, как никто другой, понимал, что так дальше нельзя. Необходимо срочно предупредить неотвратимо надвигающийся апокалипсис.

***

Джина они нашли сравнительно легко, он был всё в том же городишке, где они его оставили. Вот только состояние нынешнего Джина никаких симпатий не вызывало: волшебник, успешно приведший себя в опилкоподобное состояние, храпел в канаве неподалёку от той самой гостиницы, в которой жил.
— Тьфу ты, синева подзаборная! — Джунно скривился от сногсшибающей волны перегара, идущей от Джина. — Слышь, Уэпи, а мы не поторопились со своей спасательной миссией? Может, никого спасать не надо и наш Казу-чан правильно его бросил? За дело?
— Не пыли, сейчас мы ему мозг поправим.
Уэда от души жахнул по Джину отрезвляющим заклинанием.
Джин нелепо дёрнулся, крякнул и открыл глаза. Не соображая толком, что происходит, он уставился на двоих незнакомцев, которые нависли над ним со свирепыми рож… лицами. Правда, что-то в этих лицах было до боли знакомое… Взгляд недавнего пьянчужки прояснился и стал осмысленным.
— Эй, это ж ты с Каме дрался, так?
— Ну я, и чё? — нагловато ответил Уэда
— Да ничё, ой, больно-то как… — Джин потёр пострадавший лоб, на котором уже наливалась внушительная шишка. — А крылья куда дел?
— Пошли, чувак. Разговор разговаривать будем, — как-то обречённо вздохнул Уэда, и они втроём пошли искать укромное местечко.

Информации было слишком много. Она обрушилась на него подобно лавине, не щадя его ещё не слишком трезвую голову. Каме — принц, то есть теперь уже король эльфов Казуя? Тот самый, которого так все активно разыскивали? А он, оказывается, всё это время жил, грубо говоря, у него в капюшоне?
Хотя… Уэда с Джунно ведь всё знали, значит, не так уж и хотели его найти. Дали своему правителю оторваться и познать другую сторону жизни. Что ж, интересный подход, ничего не скажешь. А ещё эти замутки с ростом: то они мелкие крылатые козявки, то вполне себе нормальные мужики. Ничего не понятно.
— И что я должен сделать?
— Ну как… — Джунно даже слегка растерялся от тупости потенциального жениха своего правителя. — Спасать Казу надо! Ты не представляешь, до чего он себя довёл.
— А может, ему это нравится. Вы его-то самого спрашивали? Не зря же он ушёл. Он меня бросил! Откупился своим долбаным волшебным золотом! А вы хотите, чтоб я его спасал?!
— Да не бросал он тебя! Он же думал, что ты с этой девочкой… ну, что у вас всё серьёзно. И не захотел мешать. Думаешь, ему просто было вот так уйти? Да ты бы видел его тогда!
— А, так это я во всём виноват, да? Все кругом такие милые и невинные, один я зол и коварен, да? Это всё потому, что я человек, да? Это дискра… дискро… короче, обидно мне до крайности, вот что!
Эльфы недоуменно переглянулись, и на всякий случай Уэда уточнил:
— Слышь, ты чего такой дерзкий?
Но Джин надулся и закусил губу, мысленно проклиная свой неповоротливый язык.
Не дождавшись реакции, Уэда разочарованно присвистнул, медленно встал и потянул Джунно за рукав.
— Пошли отсюда, зря только время теряем на этого… хм, недоволшебника. Не стоит он Казуи. Если поторопимся, то, может, прямо на свадьбу попадём.
— На чью свадьбу?! — вскинулся Джин.
— На свадьбу Казуи, чью же ещё, — в голосе Уэды явно сквозила горечь.
— Каме женится?
— Или замуж выходит, тут уж как повезёт, — ответил ему Уэда.
— Когда?
— Да кто ж знает, может, уже прямо сейчас.
Джин завис на мгновение, а затем вскочил и бросился вслед за эльфами.
— Да подождите вы! Я ж это… Я ж не на самом деле… Просто обидно мне стало, что он деньги мне подсунул. Даже избавиться от них пытался, выкидывал, дарил, сжигал, а кошелёк всё равно обратно у меня оказывался. Волшебная вещь, мать её.
Эльфы заулыбались, представляя себе недотёпу-волшебника, проделывавшего все эти нехитрые действия.
— Так что мне делать-то?
— Ла-адно, пошли, недоразумение, объясним всё на месте.

***

Джин впервые видел подобное. Нет, он, конечно, прекрасно знал о существовании и назначении Радужной стены — подобия прозрачного купола, защищающего Королевство эльфов от непрошеных гостей, но никогда её не видел. И теперь вся мощь этого защитного комплекса предстала перед потрясённым волшебником.
— Похоже на гигантский мыльный пузырь, — прошептал Джин. — И как мы туда пройдём? Где ворота?
Уэда сначала неверяще уставился на Джина, а потом заржал, поняв, что тот спрашивает на полном серьёзе.
Джин смутился, похоже, осознавая, что эти лекции он тоже прогулял.
— Нет никаких ворот, — Джунно собрался с мыслями, прежде чем продолжить. Всё же объяснять очевидные вещи бывает иногда тяжело. — Понимаешь, чтоб пройти сквозь Радужную стену, нужно особое разрешение. У тебя его нет и не будет. Но есть ещё один вариант — веская причина.
— Это как?
— Ну, ты должен настолько сильно захотеть пройти туда, что стена не смогла бы найти причин тебя туда не пустить. И ты должен понимать, что, скорее всего, обратного пути уже не будет.
Джин молчал, обдумывая услышанное. Наконец он оторвал взгляд от своих рваных сапог и решительно посмотрел на обоих парней.
— Я готов.

Джин отчаянно сопротивлялся давлению, но чем больше он прикладывал усилий, тем твёрже становилась стена. Силы таяли, и Джин вдруг осознал, что ещё немного — и он навсегда завязнет в этой радужной ловушке, как букашка в капельке смолы. Всё было бесполезно. Он просто никчёмный и бестолковый волшебник, который даже не может постоять за свою любовь. Может, так оно и должно быть? Может, это его наказание? Он представил себе, что бы сказал сейчас Каме, как гневно трепетали бы его крылышки, а губы сложились бы в тонкую недовольную полоску, и всем своим видом эльфёнок демонстрировал бы глупому Джину своё неодобрение. Образ получился настолько чётким, что Джин невольно улыбнулся и расслабился. Пусть наказывают, он это заслужил. Сам проворонил свою любовь. И раз его не пускают на ту сторону, то плевать теперь на то, что будет дальше. Лучше просто помечтать напоследок: вспомнить ещё разок своего любимого эльфа и то, что он ощущал, когда они с Каме были вместе.
Но вот ведь странность: чем чётче представали картинки из прошлого, тем мягче и податливее становилась стена, а Джин, казалось, настолько погрузился в свои мечты, что даже не заметил этого.
И вдруг всё кончилось. Просто внезапно вся муть перед глазами исчезла, растворилась в кристально-чистом воздухе Королевства эльфов.
Голова Джина закружилась, и он бы обязательно упал, если б его вовремя не подхватили два друга.
— Пойдём, нужно торопиться, а то Накамару вполне мог уже женить Казу на каком-нибудь заморском чудовище.
— Э?!
— Поверь, он умеет уговаривать.

***

В общем-то, Казуе было всё равно, с кем вступать в брак. Он терпеливо и тщательно рассмотрел все предложенные кандидатуры невест и женихов и резонно согласился с выбором Накамару: союз с Коки был очень выгоден для обоих, а раз так, то нет смысла отказываться. Так что о свадьбе договорились быстро, и теперь Королевство эльфов бурно отмечало долгожданную помолвку своего короля и предвкушало будущие нескончаемые поставки волшебного вина из Виноградного княжества.
— Мару, ты не видел Тат-чана? И Джунно куда-то запропастился. Второй день не могу их найти, — Казуя выглядел усталым. Коки уже неоднократно пытался угостить его своим вином, но король твёрдо отказывался, мотивируя тем, что не очень хорошо переносит алкоголь. На самом же деле Казуя попробовал: поддался уговорам Накамару и выпил волшебного вина, но лучше ему не стало, наоборот, всё, что было вроде бы надёжно спрятано глубоко внутри, выплыло наружу во всей своей неприглядной и отчаянной правде. После этого Казуя поклялся себе не пить сотню-другую лет, пока в душе всё не уляжется. Потому что снова обрыдать жилетку Мару он явно не стремился.
— Прошу прощения, ваше величество, но я и сам в замешательстве. Как сквозь землю провалились.
В этот момент их беседа была бесцеремонно нарушена появлением князя Виноградных эльфов.
Накамару затрепетал и стремительно покраснел, но Коки этого не заметил, сразу же подруливая к Казуе.
— О, ваше величество, а я всё ищу вас, ищу, а вы, оказывается, здесь, прячетесь от меня.
— Ну что вы, ваше высочество, и в мыслях не было, — соврал король и героически улыбнулся. — Вы что-то хотели?
— Вас, разумеется, мой король, но для начала, может, прогуляемся по парку? Погода чудесная, птички поют и всё такое, — Коки взял Казую за руку и начал поочерёдно целовать его пальцы. — Ммм, вы так приятно пахнете, мой король…
Казуя вдумчиво наблюдал за процессом.
— Ваше высочество, — Накамару прокашлялся и попытался остудить пыл князя, — правила приличия и традиции предписывают воздерживаться от подобного рода проявлений чувств на публике и…
— Ой, да ладно, мы ж всё равно скоро женимся, чего тянуть-то? — развязно отмахнулся Коки и продолжил своё занятие.
— И правда, — воскликнул вдруг Казуя, — какой смысл тянуть со свадьбой? Женимся немедленно!
И, схватив ошалевшего Коки за руку, потащил его к Храму Стихий.
— Постойте! — кинулся вслед за ними не менее ошалевший Накамару. — А как же церемония? А гости? А наряды, в конце концов? Да что же это творится!

— Жените нас немедленно, — приказал Казуя благообразному и волоокому, как и положено жрецам, смотрителю храма, недоуменно взирающему на запыхавшуюся троицу, так внезапно нарушившую его покой и созерцание природы.
— Но это невозможно! Так неожиданно… У нас совершенно ничего не готово к церемонии… — бледный смотритель задрожал под взглядом короля, но всё-таки решительно покачал головой.
— К чёрту церемонии, просто пожените, и всё! — не уступал Казуя, буравя взглядом несчастного эльфа.
Тот умоляюще посмотрел на Накамару, понимая, что не сможет ослушаться короля, но тем самым будут нарушены традиции, а это катастрофа.
— Ваше величество! Остановитесь! Так же нельзя! — заголосил камердинер в отчаянии.
— Вот именно, остановитесь-ка, ваше величество!
Все четверо разом обернулись и уставились на вновь прибывших. В центре стоял потрёпанный и оборванный Джин, а по бокам переводили дух Уэда и Джунно.
Казуя застыл, поражённый, но через мгновение справился с собой и холодно поинтересовался:
— А ты как сюда попал?
— Это мы его привели, — Уэда и Джунно виновато склонили головы, но затем Уэда принял удар на себя:
— Нет, ну а что? Сил нет смотреть на твою кислую физиономию. Ясно же, что ты по нему сохнешь. Совсем на мумию стал похож!
— Я? Мумия? — прошипел Казуя и хотел было уже метнуть в Уэду увесистый разряд, но тут вмешался Джин.
— Это ты за него, что ли, замуж собрался? Да он же даже ниже тебя! И вообще какой-то подозрительный, глаза, вон, блестят, и зрачки расширены. И к кувшинчику постоянно прикладывается. Ну чисто алкаш!
— Я не понял, это кто? — возмутился Коки.
Казуя сощурился и резко повернулся обратно к жрецу.
— Вы будете нас женить или нет?
— Ну, если никто не возражает… — обречённо пролепетал эльф.
— Я ВОЗРАЖАЮ! — рявкнул Джин, подлетел к жениху и… жениху и оттолкнул Коки подальше от Казуи.
— Эй, мой кувшин! — завопил тот: от резкого толчка князь упал, а кувшинчик с вином вылетел из его рук и разбился.
Накамару всплеснул руками и кинулся к Коки, поднимая его с земли и отряхивая.
Тем временем Джин взял руки Казуи в свои и попытался заглянуть ему в глаза. Но тот упрямо отворачивался.
— Каме, пожалуйста, прости меня. Я чуть с ума не сошёл, когда ты пропал. Хорошо хоть ребята вовремя подоспели, иначе не знаю, что бы сейчас со мной было. Я такой идиот.
Казуя вздохнул, посмотрел на Джина и спросил:
— Как ты прошёл сквозь Стену?
Джин пожал плечами.
— Ну, просто прошёл. О тебе думал всё время. Прости меня, Казу, а?
— Боги, ты же мог погибнуть! — от одной этой мысли Казуе стало дурно, ведь одно дело знать, что Джин не с ним, но жив и здоров, а совсем другое… — Ты прав, ты такой идиот!
Джин улыбнулся и порывисто обнял Казую… нет, Каме, своего вредного, но любимого Каме.
— Уважаемый господин жрец, — вежливо обратился Джин к смотрителю, — пожените нас, пожалуйста.
Жрец схватился за голову руками, а Накамару взвыл, отлипая от Коки:
— Ваше величество, это уже ни в какие ворота не лезет!
— Прости, Мару, — Казуя просто сиял, — но я не могу заключить брак с князем Коки, хоть и понимаю всю выгоду подобного союза.
— Но он же человек!
— Он волшебник. И он прошёл сквозь Радужную стену. Ты же знаешь правила.
— Ничего я не знаю, — упрямо стоял на своём Накамару, — этим правилам тысячи лет, и прецеденты если и были, то их никто уже давно не помнит, потому что свидетелей не осталось.
Уэда и Джунно, стоявшие поодаль, переглянулись, понимая, что сейчас Мару снова удастся уговорить Казую поступить согласно традициям, но…
Но Казуя в кои-то веки не стал слушать, а вместо этого тоже обратился к жрецу:
— Да, уважаемый, будьте уж так любезны, пожените нас, наконец!
Смотритель вынужден был смириться и пригласил всех последовать в храм.

Поспешная свадебная церемония короля с неизвестно откуда взявшимся человеческим волшебником наделала много шума в королевстве. Даже родители Казуи не утерпели и примчались в столицу посмотреть на мужа своего сына. Впрочем, невероятное обаяние Джина и его нескрываемые чувства к королю сделали своё дело, и народ эльфов принял волшебника достаточно быстро. Немалую роль в этом сыграли фокусы, которые Джин был мастак исполнять, а эльфы всегда обожали подобные развлечения. Торжественную церемонию, конечно, всё же провели, на этом настояли родители Казуи, да и приглашённые гости не поняли бы отмены.
А вот с князем Виноградных эльфов пришлось повозиться. Казуе было очень неудобно перед ним, и он всячески пытался компенсировать тому моральный ущерб, но в результате положение, как всегда, спас Накамару: каким-то чудом он смог утешить Коки, и теперь уже все готовились к их свадьбе.
Но вернёмся всё-таки немного назад.
На следующий день после бракосочетания Казуя повёл Джина на экскурсию по теперь уже и его дворцу, подробно рассказывал обо всех чудесах, которые только были возможны в эльфийском королевстве.
— Ух ты! — восхитился Джин. — А ты мне всё-всё покажешь? И горшочек с золотом? И волшебную самодвижущуюся телегу? И…
— И горшочек, и телегу, и прочие волшебные вещи, — рассмеялся в ответ король.

— Я недопонял, — спросил Джин чуть позже, когда они вышли в дворцовый парк и к ним присоединились Уэда и Джунно, — а к чему весь этот маскарад-то был с размерами, крыльями? Получается, что у вас любой может рост менять, а не только правители, да? Если б я тогда знал… Всё было бы по-другому.
Казуя улыбнулся.
— Ну, так исторически сложилось. Если сваливаешь за Радужную стену, то будь добр, соблюдай конспирацию. Ведь ни у кого не возникает особой охоты переться в страну маленьких созданий, а если поймут, что у нас тут всё несколько иначе, то гостей будет слишком много, а нам это зачем?
— Хорошо, а то, что я мужчина?..
— Ох, Джин, да кто здесь на такое внимание обращает? Уэда вон вообще фея! И ничего. Вполне себе счастлив.
Джин оглянулся на изящное создание, сверкающее своими мускулами, шикарным прессом и розовыми крылышками.
— Так это ж мужик?
— И что это меняет? Не бери в голову, в нашей стране происходит множество волшебных вещей. Взять, например, вот это, — Казуя, лукаво улыбаясь, показал куда-то за спину Джина.
Джин почувствовал нечто странное, происходящее с его телом, и, обернувшись, не сдержал изумлённого возгласа — за спиной распахнулись красивые синие крылья. Его крылья.
— И что, — хрипло спросил он, когда смог собрать свои мысли в кучу, — я теперь как бы эльф?
— Ну, если хочешь, то можешь стать феей, — Казуя фыркнул, а потом протянул Джину руку: — Полетаем?
— И как это делается?
— Я тебе научу, — рассмеялся Казуя.

Счастливый конец


PS.
— Слушай, Тат-чан, я всё хотел спросить, почему все говорят, что ты фея?
— Потому что я фея, — не слишком радостно пробурчал Уэда.
— Но ты ж парень? Или у вас, фей, всё как-то иначе устроено? Ой, а можешь показать? Никогда не видел фей-самцов!
— Нет, я его сейчас точно убью! Казуя, прощайся со своим придурком-возлюбленным!
Но Казуя, обнявшись с Джунно, только постанывал от хохота…

Нет, никто и никого не убил. Ни в этот раз, ни в последующие, хотя Джин, конечно же, косячил регулярно и даже бывал бит, но несильно. В общем, всё было прекрасно за Радужной стеной, в волшебном Королевстве эльфов. И жили Казуя и Джин долго-предолго и счастливо-пресчастливо, добра наживали, зла не держали. А всё потому, что миром правит любовь… ну и прочие волшебные вещи.

Вот теперь точно конец!





URL записи

@темы: Akanishi Jin, KAT-TUN, Kamenashi Kazuya, ЗФБ-2015, WTF KAT-TUN 2015, подадочки, офигенно!, укур, фигняфикшн

URL
Комментарии
2015-06-13 в 23:06 

kristiana
Nefritica,
увидела на фикбуке и поскольку там не зарегистрирована, нашла автора тут))
если честно, на выкладке я до вашей работы уже не добралась. обычно рейтинг ниже R читаю весьма выборочно, только любимых авторов. и было б ужасно, если б в конце концов не прочитала эту чудесную сказку!
с первой же фразы про мальчика, за которого самодвижущиеся телеги дают, не могла не улыбаться. у вас вышла какая-то совершено сказочная, добрая, теплая, забавная вещь. с утрированными, но вполне обоснуйными манерами поведения и характерами героев. чудесны все - фей-Уэда, Джунно, влюбленный Мару, мельком пробегающий принц-коки. а уж главная пара - просто слов нет)) от бойцового ревнующего мини-Каме, до бегающего налево Джина!
в общем спасибо огромное за такую милоту!! у меня есть несколько фиков, которые перечитываются если хочется чего-то веселого, светлого и настроньеподнимающего, типа Обезьянеьей лапы, Каникул или Подарка. ваши феи-эльфы тоже в этот список)

и надеюсь феи-самцы все ж существуют

2015-06-15 в 00:05 

Nefritica
Терапевт - это 1024 гигапевта или 1048576 мегапевтов
kristiana, ого, а я как раз только вчера вдруг решила туда выложить свои фики. Выходит, что не зря :-D
:squeeze::squeeze::squeeze: спасибо большое, очень неожиданно и приятно: я с утра, пока ехала на работу, залезла в дайри и увидела такой отзыв - настроение сразу и поднялось :)
А насчет фей-самцов... Недавно наткнулась на исследование на это тему, кажется, не только меня взволновал этот вопрос :lol:
:secret: может, на ты? а то мне даже как-то неловко ;-)

URL
2015-06-15 в 07:04 

kristiana
Nefritica,
рада что настроение немножечко подняла)) просто когда что-то нравится, писать отзыв даже не стараешься - само выходит) тем более на такую позитивную вещь
а вопрос думаю теперь многих заинтересует. осталось ерунда - поймать Уэду фея)
давай на ты, это я машинально))

2015-06-24 в 17:43 

Nefritica
Терапевт - это 1024 гигапевта или 1048576 мегапевтов
kristiana, осталось ерунда - поймать Уэду фея) - о боже, я представила себе процесс :lol:

URL
2015-06-24 в 17:46 

kristiana
Nefritica,
Сачок с розовым мехом и стразами? Или на живца ))

2015-07-07 в 14:13 

Nefritica
Терапевт - это 1024 гигапевта или 1048576 мегапевтов
kristiana, живец, наверно, повеселее будет, а еще лучше - совместить: надеть на живца сачок :lol:
(скузи, что торможу с ответами, я нечаянно :shy: )

URL
2015-07-07 в 14:56 

kristiana
Nefritica,
да ничего, у всех дела))) но тут живец должен быть под стать

2015-07-07 в 15:28 

Nefritica
Терапевт - это 1024 гигапевта или 1048576 мегапевтов
kristiana, Тагучи? о да, чтоб был высок, строен и... прекрасен во всех отношениях :inlove:

URL
2015-07-07 в 16:30 

kristiana
Nefritica,
высок, строен, прекрасен. нууу немножко напоминает Тагучи)))

2015-07-11 в 23:16 

Nefritica
Терапевт - это 1024 гигапевта или 1048576 мегапевтов
kristiana, я бы добровольно пошла в такую ловушку :gigi: Надеюсь, Тат-чан - не исключение.

URL
2015-07-11 в 23:21 

kristiana
Nefritica,
думаю Тат-чан как рез НЕ-исключение)

2015-07-11 в 23:24 

Nefritica
Терапевт - это 1024 гигапевта или 1048576 мегапевтов
kristiana, :lol: пожалуй, соглашусь.
Ладно, признаю, пишу проду - там как раз ДжунДа будет. И я не исключаю появление там Джунно в сачке и стразиках :lol:

URL
2015-07-12 в 00:04 

kristiana
Nefritica,
ого))) хорошие новости) особенно про стразики заинтриговала))

2015-07-12 в 00:08 

Nefritica
Терапевт - это 1024 гигапевта или 1048576 мегапевтов
kristiana, :shuffle2: если Дила меня не убьет задумка удастся, то там будут не только стразики :-D

URL
2015-07-12 в 00:13 

kristiana
Nefritica,
\я верю что Дила добрая) и тоже хочет узнать, что у фей помимо крыльев интересного есть))

2015-07-12 в 00:23 

Nefritica
Терапевт - это 1024 гигапевта или 1048576 мегапевтов
kristiana, ох, боюсь! Это ж она меня ДжунДой заразила, а вдруг я накосячу и она меня проклянет? :horror:

URL
2015-07-12 в 00:44 

kristiana
Nefritica,
Раз она заразила, значит ей самой интересно . Чтоб ругаться это надо джунду сильно разлучить например )))

2015-07-12 в 11:04 

Nefritica
Терапевт - это 1024 гигапевта или 1048576 мегапевтов
kristiana, Значит, точно прибьет :lol:

URL
2015-07-12 в 11:35 

kristiana
Nefritica,
ты ж их не окончательно и бесповоротно разлучишь))) а сложности только укрепляют характер, особенно у боевых феев!

2015-07-12 в 13:30 

Nefritica
Терапевт - это 1024 гигапевта или 1048576 мегапевтов
kristiana, точно! Я не полумала об этом. Тогда, пожалуй, я спокойна.

URL
2015-07-12 в 14:19 

kristiana
Nefritica,
правильно - в спокойном состоянии творить легче)))) а то в ангст еще уйдешь

2015-07-12 в 20:13 

Nefritica
Терапевт - это 1024 гигапевта или 1048576 мегапевтов
kristiana, не-не, ангста нам не надо)) только хэ и сирца )))

URL
2015-07-12 в 20:39 

kristiana
Nefritica,
:lala: это ж отлично)) ХЭ сама люблю

     

jodederia

главная